Глазай

Случай с комбайном

Показательная история приключилась в 81-м годе, и эти люди будут меня учить осмыслению истории. Власть в стране тогда принадлежала религиозному культу Серпа и Молота, а потому использовать в сатирическом контексте символы веры, будь то комбайн, сапог, Павлик Морозов, гаечный ключ и т.д., было занятием не то чтобы рискованным, но определённо всегда имеющим потенциал непредсказуемых последствий, примерно как нынче таким потенциалом обладают танцы под магнитофон в ХХС. У нас на территории вообще всё очень непросто с чувствами верующих, было и есть, приям не народ а кисейная барышня, нынче вот могут порвать за Николая, завтра за квантмех, и ладно бы просто морду набили, так ведь нет, всё намного радикальнее и основательнее в царстве чувственных верующих, тут тебя порежут на ремешки законно, как при Пилате, предварительно организовав и соответствующий закон и его душещипательный порядок.

Компромиссной интеллигентской смелости между тем хватило, чтобы протащить неформальную физиономию ленинградского подполья на телевидение, но без прокрустовых потерь тут не обошлось (дайте плёночку пжлста).


Служенье муз не терпит колеса,
А если терпит - право, не случайно.
Но я вам не раскрою этой тайны,
А лучше брошу ногу просо в небеса.

Ты возражаешь мне, проклятая роса оса;
Ты видишь суть в объятии трамвайном;
Но все равно не верю я комбайну дизайну
Ведь он не различает голоса.

Таинственный бокал похож на крюк,
Вокруг него рассыпаны алмазы...
Не целовался я с тобой ни разу,
Мой омерзительный снисходительный, безногий надменный друг;

Упреки я приму - но лишь тогда,
Когда в пакгаузе троллейбусе затеплится вода...

Поэт-песенник губами то поёт свой оригинальный текст, но ушами звучит адаптированная версия.

Представьте этот пир духа человеческого, торжество свободы самовыражения на одной шестой суши, художник как_бы_не_вышло_худо затирает в песне русское народное слово "комбайн", смело и безнаказанно заменяя древнееврейским словом "дизайн", прям как в старом  анекдоте "Диалог в канцтоварах":

— Вам что, товарищ?
—  Мне нужен ватман.
— Ватмана посадили.
— Да вы не поняли, девушка, мне для кульмана.
— Как? Кульмана ведь тоже посадили?
— Да вы опять меня не поняли, я — дизайнер!
— Ну... вас тоже, вероятно, посадят...

Так и вот о дне нынешнем: когда какой-нибудь высокосидящий далекоглядящий мужчина с тайной семейной жизнью говорит о "традициях предков", я лично не могу вспомнить вообще ничего достойного продолжения, а от всех известных мне предков одни мурашки по коже, и почему то в первую очередь выезжает из омута памяти этот несчастный "комбайн", залитованный в небытие юмористической передачей "Весёлые ребята". Ну и телемост Познер – Донахью, конечно, где встала тётя и сказала: "секса у нас нет"...

Глазай

Цветность

Занятные аналогии люблю, конечно. Например: внутренняя идеологическая политика партии как и раньше очень напоминает гениальную  с точки зрения штукатурной культурки идею раскрашивать старые чёрно-бёлые психоделические зомби-фильмы* типа Волга-Волга или Цирк.

* — "психоделические" они потому, что люди там погружены по самый неболуйся в недра иллюзии, и в современном контексте иначе как инопланетяне или накуренные не воспринимаются; а "зомби" они потому, что такой эпитет правильно характеризирует тысячекратное повторение любого рода формы выражения, человеческая культура вообще держится пока ещё в основном за счёт зацикливания каких-то шаблонных решений.

Справедливости ради нужно сказать, что раскрашенные фильмы эти  смотрятся и лучше и веселее всего, что снимается сегодня этими многострадальными столичными провинциалами. По простой причине: в раньшее время работники иллюзий были искренни, талантливы и обездолены, то есть имели идеальные условия для творчества; а нынче они циничны, посредственны и закредитованы.

Так вот, что касается идеологии... впрочем, стоит ли касаться какого-либо жанра, когда он в таком безвозвратном кризисе, как оперетта...
Глазай

День всех влюблённых

Есть такое понятие как "групповая карма", то есть это карма любого большего целого, как сущности, которая будучи более масштабной объективно, живёт и в больших масштабах времени, судьбы, активности, причинно-следственных связей и отношений.  Для человека (атомной единицы большего целого) специфическая особенность групповой кармы в том, что её следствия (благие или негативные) более принципиальны по отношению к его индивидуальной карме, и попросту говоря, индивидуальную карму они могут игнорировать, почему, в общем то, все народы инстинктивно (глупо, эгоцентрично  и неумело) стремятся к "миру", что в этом стремлении скрыто желание освободить свою индивидуальную карму от власти групповой, поскольку "нация" или "государство" являются сегодня ключевыми источниками групповой кармы. Карма семьи не так масштабна, а карма человечества в целом большей частью вообще неизвестна и не подразумевается, хотя через всякие массовые предапокалипсические истерики можно отследить бессознательную реакцию на её существование.

продолжение вот тут...Collapse )
Йода

Итерации нашего городка

Точно так же в старину идолопоклонники повергали ими же сотворенных и раболепно обожаемых идолов, когда законы, управляющие жизнью, оборачивались против них, и бессилие идолов отвратить несчастье и вполне заслуженное наказание становилось мучительно очевидным. До тех пор пока теплилась надежда получить от них ответ на свои просьбы, идолы пребывали в безопасности. Но как только они оказывались неспособными исполнять все возрастающие просьбы, то все, что их создатели уже получили и, возможно, из того же самого источника, — все это забывалось, и в бешеной ярости люди разносили в щепки то, во что они вкладывали прежде свою веру.

И не имеет значения, будет ли это идол, король, правительство или же обыкновенный индивидуум, — эгоистичная, неблагодарная, предательская низшая человеческая природа в своей ярости вновь и вновь повторяет в каждом веке одну и ту же, давнюю трагедию. А того, кто, узрев призраков грядущего кризиса, становится посреди бурлящей толпы, чтобы предупредить, уговорить, научить, — того неизбежно ожидает та же судьба, какая постигла Спасителей человечества от начала времен. И хотя все сказанное Мною уму непосвященного покажется явным пессимизмом, на самом деле это далеко не так, ибо сам факт перенесения сцены действия из низшего, или материального, плана на высший, или ментальный, уже является моментом искупления во всей этой достойной сожаления ситуации.

Это было бы занятно, если бы не было так кроваво и глупо, то, с какой упорной стабильностью в государстве российском население кувыркается от хрена к редьке и обратно. То разнесли в щепки монархию и попов — возвели во власть других князей и других идеологов. То разнесли в щепки генсеков и комиссаров — возвели в идолы обратно монархию и попов.

Понятно, что некоторый процент сознания при этом повышается, но судя по всему КПД работы этого однотактного двигателя истории крайне невелик, риторика удручающе та же, шариковщина и милоновщина всегда на коне, а не на конюшне, выводы НИКОГДА не делаются адекватные, то есть всегда находятся немногие крайние козлы, тянущие все грехи на себе, а "миллионы доносов", как говорил Довлатов, писали инопланетяне, боярышник пили инопланетяне, и воровали у воров, начиная от самого центра борьбы с воровством и до самых до окраин, тоже noname зелёные человечки. "Невиноватая я, он сами пришёл", в общем.

Интересно, на сколько итераций Боженька наметил этому карнавалу лимит...
Глазай

Как дети

Можно ли детскую непосредственность назвать благом или ценностью? В вопросах "ценности" мы всегда будем сопряжены с необходимостью очерчивания того масштаба бытия, относительно которого что-либо измеряется на предмет актуальности и ценности. Критерии ведь так же масштабируются, у быка одни, у Юпитера — другие.

Определённо, слабая обусловленность материей (средой, посредством которой выражается индивид в форме) способствует совершено особой, и во многом подлинной и истиной восприимчивостьи "младенцев", глаголющих нечто неконтролируемо-мудрое. Об этом состоянии потом, спустя годы, с эмоциональной ностальгией вспоминают утонувшие в пыли городов человеческие люди.

Обратная сторона детской непосредственности — отсутствие деятельного контакта с материей. В таком масштабе бытия, где человек не просто пассажир планетарной карусели (в битве за свои эндорфины и будущие вспоминашки), но деятельный дух, искупляющий и возносящий тёмную материю своим добровольным нисхождением в бытие — в этом масштабе детская непосредственность насколько незамутнена, настолько и бездеятельна, в первую очередь конечно на самом принципиальном уровне искупления — ментальном. Физически ребёнка почти нет, эмоционально он так же практически непроявлен, чаще выражая неконтролируемую волнение всего астрального плана. Естественно, когда весь этот телесный груз, всю эту конструкцию манипуляции материей трёх миров индивид надевает на себя полностью, тут важно уловить момент и не утонуть в ней окончательно, а встать и пойти вперёд, в эволюционном смысле. К сожалению человек порой  становится похож на холмик на асфальте, скрывающий в своих недрах так и не пробившиеся к свету растение. И так раз за разом повторяется "пахтание океана".

Евангельское "будьте как дети", насколько я понимаю, говорит именно о необходимости  преодоления власти среды над искупителем — внутренним Христом каждой единицы сознания. Тогда мыслитель становится по-детски непосредственным, но при этом по-взрослому деятельным. В этой непосредственной деятельности (контролируемой мудрости) и есть реальная ценность.
Глазай

Эффект аффекта

На счёт очередной пирровой победы World Press Photo  один из Отцов Хранителей говорил: «Люди низкопоклонствуют перед миражем аффекта. Они сужают свои понятия перед неожиданностью, между тем, все должно происходить наоборот»

Ещё лет семь назад, на пике массового фотографического интереса стало всем заметно, что принципиальные фотограферы люди не совсем вменяемые, вплоть до одержимости. Одержимостью вообще можно назвать любую объективную планомерную деятельность, которая не несёт субъективного результата, не несёт опыта, только события, ощущения и прочие «эффекты». Классикой одержимости является, например, секс, не как физиологическая потребность, конечно, а как зацикленная концепция ума.  Есть и более экзотические и модные формы, типа беговой зависимости. Тут главное вовремя отскочить, если есть куда, но чаще просто некуда, да и не всегда есть зачем, жизнь идёт — и ладно. Я тут не говорю про конструктивную одержимость любого человека ритмом существования, бытием, со всей этой повседневностью, работой, нуждой и т.п., речь именно о необязательных концептуальных загонах сверх всего того, заполняющих экзистенциальную пустоту сознания, а не тела. Перед человеком всегда стоит не столько проблема существования формы, сколько проблема эволюции сознания, и вот её то нередко помещают в одержимость, как белку в колесо, процесс есть — продвижения нет.

Из всех форм искусств, фотография по своей глубине, пожалуй, самое мелкое, как плодововыгодное вино. Выпить эту лужу довольно легко, а впасть в иллюзию своей художественности ещё проще, но в этом и просветляющая ценность фотографии, она даёт шанс  широким массам населения соприкоснуться с творческим процессом, с тем аспектом деятельности, о котором основные потоки умов сегодня даже не подозревают, а должны. Но соприкоснуться надо ведь ещё суметь, касанием кнопочки ведь не отделаешься. Нередко попытка внутреннего причастия превращается в бесконечную погоню за внешним цепляльным эффектом, любой ценой, и нет эффекта большего, чем аффект. Потому тут напрасно удивляться всякому победоносному трэшу в фотозоне, в мире феноменальных иллюзий фотограферы люди по-особому пропащие, они пристально всматриваются в блики и черты подвижных и не очень предметов бытия, и никогда не смогут найти дна у этой лужи, «и нет нам покоя... погоня, погоня». Потому инстинктивно убийство в кадре они ценят выше всего, поскольку в такой «карточке» они сами вплотную подходят к краю, к возможности вырваться из клетки собственной  одержимости, и это самый волнующий эффект для человека вообще, практически собственная же смерть. Ну как тут не дать дрозда, в смысле Оскара...

Глазай

Верования vs Вера

«За последние 8 лет в моей жизни изменилось то, что я очень сильно поумнел, а процесс поумнения всегда сопряжен со страданиями — нравственными, интеллектуальными, ценностными… Но, в конечном счете, это здорово, потому что пройдя через эту ломку, можно посмотреть на Церковь глазами без очков...»


diak_kuraev"Целование надушенных лапок". Исповедь священника




«Понятия вера и верование стали понятиями взаимозаменяемыми, тогда как в действительности они являются двумя полюсами одной могущественной силы. Верование есть утрата веры. Когда же исчезает вера, верование быстро поглощается неверием»


Учитель Илларион