Глазай

Школьные годы квазичудесные

Определённо я могу назвать себя довольно последовательным противником концепции "освобождения". Не потому, конечно, что я отрицаю эволюционный ход событий, в течении которого происходит некий таинственный "алхимический" процесс, к которому термин "освобождение" вполне применим, но потому, что у меня слишком много причин наблюдать совсем иное применение этого  термина, коль скоро "таинственный процесс" эволюции по сути и содержанию никому ведь не понятен и не известен, в то время как про "освобождение" не говорит сегодня разве только немой, хотя и у этого немого "Побег из Шоушенка" тоже любимый фильм.

Самую простую аналогию моего отношения к "освобождению" можно найти в школе, или ином добровольно-принудительном учебном заведении, в которое недоразвитого (в возрастном смысле) индивида загоняет сила групповой кармы, вполне справедливо не дожидаясь и не надеясь, что он вовремя и сам созреет до осознавания совершено не очевидного  факта, что "ешь, гуляй, спи" это далеко не все занятия человеческие.

Пребывать в школе с мыслью и стремлением к скорейшему "освобождению" от уроков — дело знакомое, но это довольно проблематично (контрпродуктивно) с точки зрения учебного процесса, то есть с точки зрения бОльшего целого, силой которого этот "процесс" существует и реализуется. Понятно, что школьнику про "бОльшее" ничего этого не понятно, и даже если хитроумные "взрослые" вовлекут его в какую-нибудь пионерскую игру в ответственность — понимания этой ответственности не прибавится, одни иллюзии, у самих "взрослых" то понимания почти никакого нет, одна нужда. Но с другой стороны так же просто понять, что вне  понимания ожидать добровольных-непринудительных страданий есть труд совершено напрасный, с чего бы это индивиду  взять и самому проявить инициативу  по замене понятного и приятного "ешь, гуляй, спи", на непонятное и неприятное "иди к доске"? Он конечно дурак, этот индивид, но он ведь всё-таки соображает, и сладкое от горького различает на раз.

В такой аналогии видно, насколько существующая концепция "освобождения" является шизотерической, то есть по мотивации она выражает откровенный индивидуализм, который между тем более чем можно понять, ведь как ни крути, а ничего кроме "страданий" реальное бытие ведь сегодня не предлагает. Это вот радикальное "страдание" является самой большой загадкой, камнем преткновения человека, сперва в психологическом смысле, а потом и по всей его жизни. Для меня это так же загадка, разумного основания которой я найти не могу. Слов то сказано много, эмоций и "позы" ещё больше, но реальное основание этому где-то за гранью рационального, даже не спрашивайте...

Принудительность добровольного

В разговорах тут всплыла тема связи между "добровольностью" — в групповом смысле "причастия" индивида к чему-либо бОльшему, по собственной воле, в здравом уме и т.п, — и "компетентностью" этого же индивида.

Понятно, что принудительное причастие к чему-либо, вещь изрядно эфемерная, условная, только имитирующая "отношения", тогда как реальная внутренняя связность отсутствует, имеет место лишь некий внешний контроль, "неволя". С другой же стороны можно разглядеть и встречный факт: реальная "добровольность" причастия  требует от индивида как внутреннего "владения собой" (раскрытого аспекта воли, "царя в голове"), так и соответствующей компетенции во внешнем действии — уровня мастерства манипуляции той материей, которая является сущностной материей бОльшего целого. Например, причастие к симфоническому оркестру требует владения материей "музыки" во всех трёх (если не четырёх) мирах:

физический — владение плотной материей своего тела и музыкального инструмента
эмоционально — владение "выразительностью" в самых разных его аспектах
ментально — понимание как музыки по её содержанию, так и группового процесса
интуитивно — вдохновенность

Даже если индивид внутренне трижды "волевой" и четырежды "добрый", ему всё равно не светит причастие к "оркестру", вне соответствующей внешней компетенции, тем более если намечается "jam session".

Пропорция тут прямая: чем тоньше материя (плоть и кровь) причащения — тем выше эволюционные требования. В оккультном смысле "сопричастность" выражает тело, кровь и само понятие Ашрама, в который совершено невозможно "попасть" или "войти", имея на руках лишь некое желание, или намерение. Никто ведь не берёт в оркестр всех желающих, даже если у них в руках скрипка, а в кармане пюпитр?

Возникает интересный вопрос: почему в "церковь" берут всех желающих? Можно предположить, что в "церкви" не проводится никакая компетентная работа, то есть никакая сложная материя, выше той, что доступна любому индивиду, в "церкви" не прорабатывается. Так же можно предположить, что "добровольность" церковного причастия по большей части условна, а само "причастие" иллюзорно, как членство в партии. Тому свидетельство и принудительное причастие младенцев, и давление массового сознания (традиция). Относительно "христианства", кстати, в тех же разговорах напомнила о себе необходимость различать "идею", "идеал" и "идола", когда речь идёт о таких понятиях, ведь слово то  (единица речи) во всех случаях одно и то же, к сожалению. То есть "христианство" как идея, выраженная Христом; как "идеал", выраженный апостолами, святителями и пр. немногими; как "идол", выраженный религией в её социальном масштабе — всё это не одно и то же, а в крайних положения так и вовсе противоположные материи (как дух, душа и тело). Соответственно, причастие к первому, второму и третьему так же есть совершенно разномасштабные эволюционные действия и компетенции. Это касается любых конгломерация и идеологий. По планете бродят разнообразные идолы демократий, религий, культур и пр., каждый из который, естественно, мнит себя вовсе не собой и взывает окружающих к добровольному причастию, которое невозможно в принципе...
Глазай

Жмых

В истории с "Исакием" я согласен с Невзоровым. Как ни парадоксально, но у невежества есть только один практический путь ко спасению — ему нужно дать возможность проявиться в объективной деятельности, сделать своё тайное своим явным. Чем дольше невежество пребывает в иллюзии мнимого могущество и прекрасности — тем глубже и сильнее эта иллюзия, тем концептуальнее тьма. Известно ведь из Писания, что о древе судят только по плодам — дайте людям плодоносить, наберитесь храбрости и смелости, дайте в конце концов "милоновым" и "яровым" организовать "духовность" и "безопасность", к чему эта наивная (лукавая на самом то деле) надежда, что огрехи греха невежества можно как-то обойти, взять под контроль разума? Для такого контроля нужны определённые пропорции разума на душу населения, а реальные пропорции сегодня таковы, что... в общем: терпите, и дайте невежеству эволюционировать к разумности через пожатие своих собственных плодов, или как говорила одна юная леди: "пожимать плоды". Давайте вместе и дружно пожимать плоды духовности, патриотизма и безопасности.
Глазай

Похороны камней

В сети появилось цветная плёнка про похороны Сталина, втихаря снятая из окна американского посольства.

Вот казалось бы, «мало ли в Бразилии Педро?», ну умер и умер человек, к чему эта массовая драма, не был он ни инопланетянином, ни Аватаром,  хотя и «кухаркой» он тоже не был, но всё равно — человек он и есть человек,  сам-по-себе он всегда ограничен и намного проще чем кажется. Дело, конечно, не в нём самом-по-себе, в таком виде ни один человек, в общем то, никого и не интересует за пределами его собственной периферии, чужая душа — потёмки.

Сталин (и т.п.) в массовой идеологической  фантазии выполнял функцию ключевого камня, малого золотника, который при этой малости невероятно дорог. У Иллариона на эту же тему одна глава, называется «Сила центральной клетки». Ключевой камень, он такой же каменный как и все остальные, дело не в его каменности, дело в пространственном расположении. В пространстве любой фашистской данности (в научном, а не постсоветском смысле «фашизма») центральное место (оно же «крайнее», как ни парадоксально звучит) занимает одна единица, персонифицируя точку в центре круга той или иной сущности, будь то большой народ, или малая группа; идея или иллюзия. В масштабе всего человечества, например, такой точкой на внутреннем плане является «Христос» (в этом суть самого понятия), но внешне она ещё не объективна, потому и такой раздрай на планете. Любители Карлоса конечно вспомнят и свою «точку сборки».

Оценивая советскую стадию существования России (Евразии в более широком смысле), я соглашусь с мнением Ростислава Ищенко, что «на деле, революции длились значительно дольше, чем им отводят историки», и что только сегодня мы можем считать революцию 1917 года (как внутренний эволюционный шаг, а не внешний бунт)  законченной, а до этого момента она была и продолжалась. Что интересно, Сталин, как ключевой камень идеи диктатуры пролетариата, умер практически посередине исторической 70-ти летней длительности существования СССР. После его смерти внешняя Сущность идеи (государство) была уже обречена. Тибетец, кстати, тоже писал, что лавочка скоро прикроется, дни её сочтены.

Нам же интересно другое: в каждом человеке, в каждой человеческой тенденции или цели, так же существует центральный камень преткновения, вытащив который эта идея или сам человек разрушится как форма. Предположу, что в личном смысле этот камень называют «я» — центральная но крайняя буква алфавита самости. На ней держится вся эволюция индивида — её же он и проклинает на пути освобождения, точь-в-точь как народ обожает и проклинает своего диктатора. Если же говорить о идеях, то как правило за этот камень идеалист держится до последнего, даже тогда, когда и может вполне обнаружить его каменную сущность, но это уже психология началась...

Синдром невидимого третьего

Вам, конечно, не очень интересно, что gignomai уж с прошлого года как вычитывает Этику "забытого философа" Николая Гартмана, а ваш покорный постоянно ввязывается со своими психоделическими комментами. Не хотите  — как хотите. Ключевая этическая тема — ценности, то бишь аксиология, что так же естественно для этики, как сахар для торта. Для меня изыскания философа интересны тем, что автор ходит по самому краю возможностей конкретного ума и логики,  не будучи при этом мистиком по натуре, а значит и не впадая в разного рода помехи и прелести вне разумного основания, хотя, будучи менталистом, он с другой стороны и не может избежать некоего произвола, императива собственного мнения, не всегда универсального. Надо отдать должное, что многое из находящегося за этим краем ума (т.е. оккультное) автор описывает и классифицирует вполне корректно и достоверно, пусть и своими словами. Интересным же является то, где и как мысль уткнётся в ограничения низшего ума как инструмента, а такой порог в принципе не может не проявить себя при попытках радикального обобщения, то есть при рассмотрении Бытия целиком.

Долго ли коротко, но философская мысль неизбежно привела автора ко всеми нами любимому противостоянию частного и целого, индивидуальности и общества, элитаризима и эгалитаризма и т.п. По науке (оккультной) кризис двойственности является ключевой стадией эволюции индивида на этой стадии, точкой откровения, точкой Весов, поскольку в этой точке он может обнаружить третью вершину Треугольника Бытия — трансцендентную. Автор, насколько я понимаю, будучи нормальным таким немцем (хотя и учился с СПб) индивидуалистом атеистом начала 20-го века, этот мифический "третий" аспект двойственности не особо-то и искал, он хотя и со всех (двух) сторон рассмотрел проблему, и сам признал, что его выводы о равноправии обоих полярностей  "не решение антиномии, скорее, это можно было бы назвать ее заострением", но сам при этом (психологически и ментально) склоняется всё же в сторону приоритетности индивида в обществе, равно как и отдельного народа в человечестве. На фоне близкого современника Адольфа всё это, право слово, довольно странно, но на то он и холодный философ, чтобы не отвлекаться по пустякам..

Для тех же кто хочет с оккультным уклоном разобраться в проблеме расстановки приоритетов двойственности, я бы предложил аналогию "стены и кирпича", как наглядный пример того, почему оппозиция "индивид" – "общество" сама по себе иллюзорна, неполна и не может быть решена в таком виде.

про кирпичи и стены далее...Collapse )
Глазай

Link

Александр Кабанов:

Окончить Институт
петли и подоконника,
пускай стихи растут,
как ногти у покойника.

***

ВОЛХВЫ 

Ладно, золотце, ладно,
смирно, золотце, смирно,
разговоры в строю!
Повернули обратно,
напевая нескладно:
«Happy бездна to you,
happy бездна to you…»

***

Так припекло, и время 00 сек.,
затылок щупая оранжевой клешнею,
садится солнце, как бывалый зек - 
на корточки, у Бога за душою...

***

Почему-то грустит о Капри,
раб мой, выдавленный по капле... 

Глазай

Случай с комбайном

Показательная история приключилась в 81-м годе, и эти люди будут меня учить осмыслению истории. Власть в стране тогда принадлежала религиозному культу Серпа и Молота, а потому использовать в сатирическом контексте символы веры, будь то комбайн, сапог, Павлик Морозов, гаечный ключ и т.д., было занятием не то чтобы рискованным, но определённо всегда имеющим потенциал непредсказуемых последствий, примерно как нынче таким потенциалом обладают танцы под магнитофон в ХХС. У нас на территории вообще всё очень непросто с чувствами верующих, было и есть, приям не народ а кисейная барышня, нынче вот могут порвать за Николая, завтра за квантмех, и ладно бы просто морду набили, так ведь нет, всё намного радикальнее и основательнее в царстве чувственных верующих, тут тебя порежут на ремешки законно, как при Пилате, предварительно организовав и соответствующий закон и его душещипательный порядок.

Компромиссной интеллигентской смелости между тем хватило, чтобы протащить неформальную физиономию ленинградского подполья на телевидение, но без прокрустовых потерь тут не обошлось (дайте плёночку пжлста).


Служенье муз не терпит колеса,
А если терпит - право, не случайно.
Но я вам не раскрою этой тайны,
А лучше брошу ногу просо в небеса.

Ты возражаешь мне, проклятая роса оса;
Ты видишь суть в объятии трамвайном;
Но все равно не верю я комбайну дизайну
Ведь он не различает голоса.

Таинственный бокал похож на крюк,
Вокруг него рассыпаны алмазы...
Не целовался я с тобой ни разу,
Мой омерзительный снисходительный, безногий надменный друг;

Упреки я приму - но лишь тогда,
Когда в пакгаузе троллейбусе затеплится вода...

Поэт-песенник губами то поёт свой оригинальный текст, но ушами звучит адаптированная версия.

Представьте этот пир духа человеческого, торжество свободы самовыражения на одной шестой суши, художник как_бы_не_вышло_худо затирает в песне русское народное слово "комбайн", смело и безнаказанно заменяя древнееврейским словом "дизайн", прям как в старом  анекдоте "Диалог в канцтоварах":

— Вам что, товарищ?
—  Мне нужен ватман.
— Ватмана посадили.
— Да вы не поняли, девушка, мне для кульмана.
— Как? Кульмана ведь тоже посадили?
— Да вы опять меня не поняли, я — дизайнер!
— Ну... вас тоже, вероятно, посадят...

Так и вот о дне нынешнем: когда какой-нибудь высокосидящий далекоглядящий мужчина с тайной семейной жизнью говорит о "традициях предков", я лично не могу вспомнить вообще ничего достойного продолжения, а от всех известных мне предков одни мурашки по коже, и почему то в первую очередь выезжает из омута памяти этот несчастный "комбайн", залитованный в небытие юмористической передачей "Весёлые ребята". Ну и телемост Познер – Донахью, конечно, где встала тётя и сказала: "секса у нас нет"...

Глазай

Цветность

Занятные аналогии люблю, конечно. Например: внутренняя идеологическая политика партии как и раньше очень напоминает гениальную  с точки зрения штукатурной культурки идею раскрашивать старые чёрно-бёлые психоделические зомби-фильмы* типа Волга-Волга или Цирк.

* — "психоделические" они потому, что люди там погружены по самый неболуйся в недра иллюзии, и в современном контексте иначе как инопланетяне или накуренные не воспринимаются; а "зомби" они потому, что такой эпитет правильно характеризирует тысячекратное повторение любого рода формы выражения, человеческая культура вообще держится пока ещё в основном за счёт зацикливания каких-то шаблонных решений.

Справедливости ради нужно сказать, что раскрашенные фильмы эти  смотрятся и лучше и веселее всего, что снимается сегодня этими многострадальными столичными провинциалами. По простой причине: в раньшее время работники иллюзий были искренни, талантливы и обездолены, то есть имели идеальные условия для творчества; а нынче они циничны, посредственны и закредитованы.

Так вот, что касается идеологии... впрочем, стоит ли касаться какого-либо жанра, когда он в таком безвозвратном кризисе, как оперетта...
Глазай

День всех влюблённых

Есть такое понятие как "групповая карма", то есть это карма любого большего целого, как сущности, которая будучи более масштабной объективно, живёт и в больших масштабах времени, судьбы, активности, причинно-следственных связей и отношений.  Для человека (атомной единицы большего целого) специфическая особенность групповой кармы в том, что её следствия (благие или негативные) более принципиальны по отношению к его индивидуальной карме, и попросту говоря, индивидуальную карму они могут игнорировать, почему, в общем то, все народы инстинктивно (глупо, эгоцентрично  и неумело) стремятся к "миру", что в этом стремлении скрыто желание освободить свою индивидуальную карму от власти групповой, поскольку "нация" или "государство" являются сегодня ключевыми источниками групповой кармы. Карма семьи не так масштабна, а карма человечества в целом большей частью вообще неизвестна и не подразумевается, хотя через всякие массовые предапокалипсические истерики можно отследить бессознательную реакцию на её существование.

продолжение вот тут...Collapse )