January 6th, 2020

Глазай

В тени звёзд

«Тайна семи звезд, которые ты видел в деснице Моей, и семи золотых светильников есть сия: семь звезд суть Ангелы семи церквей; а семь светильников, которые ты видел, суть семь церквей»

В зависимости от точки и ракурса наблюдения конкретная персонификация и «ангелов» и «церквей» будет меняться, поскольку тут символически описана универсальная схема объективности, производной от субъективности, или микрокосма («светильников») от макрокосма («звёзд»). В высшей абстракции, доступной для понимания сегодня, «семь Ангелов» это так называемые «семь Лучей», теория существования которых является центральной темой всех книг Тибетца, где пять последних вообще объединены общим названием «Трактат о Семи Лучах». Упрощённо говоря речь идёт о фундаментальном духовном спектре — гамме, каждая нота которой персонифицируется «Ангелом», на звучании (вибрации) которых (трубный зов) основано всё бытие. «Светильники», или «церкви» — это лишь объективное отражение, тень звёзд, в любом масштабе проявления.

В человеке, например, таковыми светильниками являются семь базовых эфирных центров (чакр), вибрация которых обуславливает существование человека и поддерживает его цельную объективность, магнетически притягивая к себе низшую материю опять же в спектре вибраций, от хвоста до макушки. В человечестве (спектре состояний сознания) такими «церквями» являются семь наций, или подрас (в духовном их смысле, конечно). Само понятие «церковь» в сущности подразумевает именно «чакру» — магнетический центр, вибрирующий на определенной ноте, и притягивающий к себе соответствующую этой ноте материю (людей, как атомы). Центральную точку трансценденции (лайя-центр) называют «святая святых», в неё имеет доступ только первосвященник (тут опять же персонификация Логоса, царь на земле только один, Христос для человечества тоже только один, сфера или круг имеет только один центр и т.д. — «в деснице Моей»).

Речь не о «церквях» только в религиозном их смысле, любой институт общества является церковью того или иного уровня вибрации и принципиальности (хотя возможно что существуют и тёмные церкви, вовлекающие сознания в инволюцию и разрушение). Живой Журнал, например,  вполне себе церковь. В зависимости от того, какой центр или группа в человеке активен в данное время — в соответствующую  «церковь» его и тянет, или наоборот — отталкивает от других церквей, вплоть до отречения от объективного бытия вообще.