February 10th, 2020

Глазай

Тайм

Классическая музыка давно живёт в ареале кинематографа, да она, наверное, всегда и стремилась к кинематографичности, долго время вынужденная обходиться оперой, пока Эйзенштейн с Прокофьевым не запилили «Ледовое Побоище». Нынешние Бетховены пишут имперские марши для StarWars, и правильно делают. К тому же кино даёт возможность интегрировать современные инструменты и методы. Как ни крути, но идеальный продакшн живьём сделать трудно, слишком много переменных, чтобы абстрактное (бессмертное) выразить в живом (смертном) максимально достоверно.

Из хитов последней десятилетки я бы выделил тему «Time» Циммера к фильму «Inception». Отличная иллюстрация тезису «всё гениальное просто». Тут как раз живое исполнение, звучит не идеально, но зато какой особый колорит от азиаток в ночнушках со смычками.

Почему простота гениальная. Потому что раскрыта тема «времени», как цикла подвижности в неподвижном (всё тот же разговор), или креста в круге (в кольце-не-преступи). «Время» — это локальная свобода человека в контексте глобальной детерминирующей вневременной природы бытия. Для отдельного индивида это будет крест личной жизни в круге души (в скорлупе яйца души, egg-ego). Дневную половину круга мы видим как орбиту жизни от восхода рождения до заката смерти.

«Крест» в данном случае символическая иллюстрация принципиальной свободы человека идти «на все четыре стороны», в оккультном их смысле: две стороны — горизонтальная плоскость феноменальной жизни, материально; две стороны — вертикальная плоскость жизни души. Во всякий момент времени у человека всего два этих пути и собственный выбор, сама душа при этом неподвижно стоит со всех сторон и ждёт, когда блудный сын исчерпает свои блуждания, когда его «время» выйдет.

Статичная (гармоническая) структура музыки это и отражает, две фразы — один ответ, подвижное в неподвижном, временное во вневременном:

  • Am - Em >>> G - D  — горизонтальная минорная линия пути и мажорный ответ души
  • Am - С  >>> G - D — вертикальное усилие человека к «самосовершенствованию», и тот же самый ответ души, «безмолвного наблюдателя», «ангела присутствия».

Человеку ведь свойственно ругать «высшие силы», предъявлять «Богу» претензии за то, что не помогают, когда ему плохо, или не награждают, когда он совершает нечто достойное (как ему самому кажется). Но в том и специфика свободы человека. Ему «отпущено время», и он сам им распоряжается, потому что только так бытие имеет эволюционный смысл. Судьба не потёмкинская деревня, чтобы искусственно выстраивать её в якобы кому-то нужном благопристойном виде, без подлинности. «Нужно» только одно — самостоятельная осознанность, предельная. Вам «отпущено время», и потому никто вам не поможет быть людьми, в такой «помощи» нет ни малейшего смысла, у вас всё есть.