February 14th, 2020

Глазай

Без психе и без логоса

Психология, которая опирается на категории «мужчина» и «женщина», это не психология, это своего рода рационализация истерий, маний и фобий, «психология» в кавычках, в том смысле, что она не имеет отношения к природе «психе» — души, внутреннего двигателя внешней жизни личности, она относится в так называемой «животной душе», а у подлинного «психе» нет гендерных различий, тем более предпочтений.

Не знаю статистики, но по идее  на практике «психологией» должны заниматься в основном женщины, и в контексте решения в первую очередь «женских» проблем существования, накопившихся за века патернализма и домостроя.  Не то чтобы я против женской «психологии («женской» опять же не в физическом смысле, а в метафизическом, то есть: внешней, феноменальной, субстанциональной), я за то, чтобы называть вещи своими именами, не больше. Простая бумага не становится гербовой из-за отсутствия последней, она её лишь заменяет, временно. В перспективе подобная рефлексивная «психология» ни чем не поможет, хотя, почему в перспективе, в современном западном обществе психология уже вытеснила религиозность на рынке исповедальной рефлексии, что естественно, но по факту ни к чему кроме морально-этического хаоса в обществе это не привело, но опять же, на данный момент этот хаос лучше, чем прежний кристаллизованный догматизм под руководством лицемеров, но такая психология всё же не эволюционна, она мотивирована так же ложно, шило меняют на мыло, она не имеет прямого отношения к правильным человеческим отношениям и подлинной психологии, которая пока почти неизвестна и не практикуется. Ценность нынешней психологии в сломе старой парадигмы отношений + в самой постановке вопроса, что «отношения» вообще нужно как-то выстраивать, что «вселенная» не вращается вокруг меня, что другие люди существуют — элементарные, казалось бы, вещи, но вот не так они и самоочевидны, как кажется.

Конкретно я не живу в мире, где «мужчины» и «женщины» существуют как принцип, и по возможности не общаюсь с людьми, для которых эти категории принципиальны и важны.

Глазай

Чувства неверующих

Кто-то на днях сказал, что закон про чувства верующих дискриминирует чувства атеистов )

Даже не то смешно, что у «атеистов» по идее никакой чувственной тем более скорбящей природы быть не может, кроме как эфемерной, мнимой, так как это всё сугубо гуманитарные явления, признаваемые существующими только в контексте существования человека как твари божьей, а если нет «Бога», то мораль фиктивна, государство вообще имеет право атеистов ссылать в Сибирь подымать целину, это будет аутентично атеистично, пущай потом из товарных вагонов кричат в лес «побойтесь Бога!» — никто не услышит,  кто сильнее тот и прав.

Закон о чувствах верующих не защищает чувства верующих, потому он даже  не пытается дать им определение (которого и нет), закон защищает государство от искусственной эксплуатации религиозности, как инструмента дезинтеграции общества. В сущности этот закон признаёт религию социальной проблемой, и ставит ограждения, не дожидаясь, когда тему возьмут в разработку внешние силы. Национальный вопрос, территориальный и религиозный — три кита политики разделяй и властвуй, и все три фронта прорабатываются в ответ. А то что каким-то локальным  болтунам «атеистам»  прищемляется хвост — так оно ещё лучше, призовая игра.

По идее настоящие верующие должны были возмутиться ещё раньше «атеистов», за то, что их негласно записали в потенциальных невротиков экстремистов, чьи «чувства» настолько незрелы и морально слабы, что требуют такой грубой формальной защиты. Но что поделать, в общем и количественном целом экуменизм сирота даже внутри христианства, про межконфессиональный «диалог» речи вообще нет и не будет, только показное. А «атеизм» это не церковь, никакой угрозы структуре государства тут нет, регламентировать нечего, полиция + налоговая справятся.