March 24th, 2020

Партизан

Банки и горчичники

Статья о сомнительной или вообще не известной медицинской пользе банок и горчичников. Заканчивается цитатой (видимо сарказм) одного врача «Когда горчичник печет — становится плохо, когда его снимают, сразу становится легче!».

Смех смехом, но это и есть ответ. Я вполне допускаю, что медицинскую составляющую этих методов обнаружить нельзя, но медицина ведь занимается в основном объективными следствиями и использует так же объективные методы воздействия. Известно ведь, что когда человек спит, он поправляется лучше, чем когда бодрствует. А почему? Потому что включение сознания как плохая власть в государстве, оно проблем порождает больше, чем решений. Эзотерически утверждается, например, что внимание ума на источнике боли фокусирует энергию и только усугубляет состояние, питая те силы, которые эту боль создают.

«Энергия неизбежно следует за мыслью, и где бы ни находилось нарушение, именно туда, похоже, ум и направляет всё своё внимание, а в результате ситуация не только не улучшается, но решительно и неуклонно ухудшается»

Так же и с нынешним вирусом известно, что иммунный ответ организма становится в итоге причиной самоудушения организма, и за неимением вакцины медики пытаются этот ответ подавить. То есть можно предположить, что с психологической точки зрения банки и горчичники (помимо эффекта плацебо) доставляя в щадящем режиме неприятности на поверхности тела, отвлекают и внимание бодрствующего пациента, и чрезмерное внимание самого организма от болезни, маскируют её. Спящим ведь банки и горчичники не ставят, у спящего проблем внимания нет, некомпетентное + страдающее сознание не мешает организму самому компетентно разбираться.

Глазай

Загробная жизнь СССР

Эпилог многих серий Южного Парка начинается с мема «сегодня мы многое поняли...», и шутка юмора в том, что в начале серии никто ведь не собирался что-то такое понять, жили себе в привычном потоке «как попало, как попало, как получится», периодически выплывая на не менее привычный результат «никогда такого не было, и вот опять». Аналогично и тезис что 70 лет СССР ничему не научили по мне так странен именно постановкой вопроса. Везёт тому, кто везёт. Научается тот, кто обучается. Одно дело резюмировать «шесть лет в институте ничему не научили», а другое дело исторический процесс, который не есть процесс обучения, вернее не есть сознательный процесс обучения, любое познание тут побочный эффект, и при том как правило это по-буддистски эффект от страдания.

Для нормальных людей бытие в целом не есть процесс обучения и достижения цели. А какой такой цели достигать смертному, точно знающему о своей смертности? Да, на дистанции прочерка между датами есть место и для учёбы и для достижений, но только для локальных, для времяпрепровождения, а жизнь В ЦЕЛОМ не имеет сегодня внешнего контекста для целеполагания, её в общем то и не существует, если не брать в расчёт религиозные концепты, в которые по факту никто особо не верит, «опиум для народа». Ну вот спросите сами себя: существует ли для вас реальная и рациональная цель всей жизни, а следовательно и комплекс мер, необходимых для достижения, включая и меры по обучению? Если ещё короче: что реально значит для вас «судьба»? Даже я затруднился бы ответить, «даже» в том смысле, что могу считаться хоть каким-то специалистом в этом вопросе.

Рассматривая СССР сегодня мы имеем уникальную возможность на аналогии видеть «загробные» последствия того, что родилось, жило и умерло. Точно так же реинкарнация передаёт человеку некий потенциал, но не память. Рождаясь человек уже умеет и научен многому, но не помнит как этому учился, продолжая дальше свой путь непомнящего из забвения в забвение, достигая нового вневременного понимания как побочного эффекта деятельности во времени. Важен только аспект сознания — такова оккультная догма.

Потому история никогда никого не учит, исторический процесс превышает обывательский уровень проблем и актуальностей, для его изучения нужно сперва оставить позади путь нормального человека от роддома до тире между датами. Общества не живут в историческом процессе, только в своих сиюминутных проблемах, и не ставят перед собой целей общественного обучения. Их учат вирусы, войны — страдания, как следствия бессознательной инертной жизни. В будущем контекст общественного познавания действительно возникнет, но это довольно отдалённое будущее, много радикальных событий ещё должно произойти до его наступления.

Перед нами с вами здесь и сейчас точно так же не стоит никакой осознанной групповой задачи познавания. Даже вакцину «мы» ищем только для того, чтобы вернуть себе сиюминутную возможность слетать в Милан или героически отстоять свою обетованную «очередь на Серова».