August 23rd, 2020

Глазай

Синдром оппозиционера

«Оппозиционизм» вполне можно назвать психологическим феноменом, синдромом, то есть это не обязательно именно позиция мышления и идеализм, которые конфликтуют с окружением, я бы даже сказал, что такая оппозиция наиболее редка и в общем то здрава, тогда как основную массу оппозиционизма генерирует именно психология, то есть это сублимация неудовлетворённости, которая находит себе  выход, и будучи таковой она не имеет внутренней конструктивности, а только протест как вещь в себе. Естественно, если не касаться профессиональных политтехнологов, играющих на струнах оппозиционизма и привлекающих (наверняка сознательно) оппозиционные психотипы, ладно бы только юношеский максимализм-нигилизм, унаследованный ещё от животных предков как нормальный конфликт поколений за ареал обитания.

Мне этот феномен в общем-то не особо был интересен, пока я сам не столкнулся с аналогичными проявлениями в собственный адрес, хотя казалось бы, ну кто я такой. Своя рубаха всё же близко, и это уже довольно подлинный опыт, наблюдать как люди по собственной инициативе планомерно и годами воюют с собственной тенью в твоём лице, и они не могут остановиться, вот что важно, формируется созависимость, а от себя ведь не убежишь. Именно на собственном опыте я многое узнал о таком явлении как синдром оппозиционера, и бороться с ним практически невозможно, поскольку оппозиционер парадоксальным образом зависит от объекта оппозиционирования, и даже заинтересован в сохранении этого состояния, не имея иного содержания, кроме противостояния. Помните, например, какое мощное было рок-движение в конце жизни СССР, «ребята неформалы», и как оно растворилось вместе с падением железного занавеса, внешний стимул исчез, а внутреннего, как оказалось, и не было, остались в эфире только те, кто и так был независим от обстоятельств, хотя и жил в них. Так и тут.

Если я правильно понимаю, то экстремумом синдрома оппозиционизма можно назвать такое явление как «хейтеры», и в сущности это ментальные насильники, которые сегодня посредством Сети получили себе пространство для культивирования низших ментальных инстинктов, что превращает их в буквальных маньяков, то есть делает маниакально зависимыми от чувства экзальтации «Я», в моменты насилия, на фоне хронической неудовлетворённости, превращающейся в оппозиционизм. То есть это не просто блажь, люди годами муссируют идею, живут ей, трактуют события, ищут (и находят, естественно) доказательства, аргументы, факты — ведут планомерную работу, не имеющую вообще никакой связи с реальностью, кроме той связи, конечно, что сами эти люди есть агенты реальности, функционирующие таким вот странным образом. По крайне мере таковы мои собственные наблюдения.