November 23rd, 2020

Глазай

Лексическая история

Подбирая верный термин вдруг обнаружил, что для характеристики времени русский язык обзавёлся новым словом — «упоротый», то есть это когда  упорство, как вещь в себе, доводит упорного практикующего до своего рода транса, зомби состояния. Апофеоз фанатизма.

Вспомнил, что был где-то у Гугла сервис хронологической статистики слов, не сетевой сеошный, а вообще, за весь обозримый сканерам исторический период текстов. Но и Гугл нынче такой упоротый, что я еле-еле  смог найти его же собственный сервис, и то лишь по контексту через чей-то жж-пост десятилетней давности. Вот искомая  >ссылка< на статистику слова «упоротый», как  и показалось, возраст его можно осчитывать от нулевого года.

Вообще интересная база данных, рекомендую. Слово «православие», например,  имеет явный пик 1812-го года, небольшой послереволюционный всплеск в начале 20-х, и явно повышенный интерес с конца 90-х, который нынче, судя по всему, прошёл. Боженьку народ поминает только когда совсем плохо дело, а нынче и наигрались, и поднаелись.

Красно/белым спорщикам наверняка интересно будет изучить, как лексически выражается эффект 1917-го года. В частности такие слова как «философия», «мышление», «развитие», «университет» после 17-го резко идут в гору, выходят из под плинтуса, становятся частью дискурса. А слово «законность», например, пережив некий ренессанс в середине 19-го века сильно проседает к 30-м годам, да и нынче на том же междувоенном уровне.

В общем, делитесь наблюдениями.