July 23rd, 2021

Глазай

Выводы

«У каждого судьба, у каждого что-то свое»
[русская народная песня]

Если последние лет десять этот журнал понимать как социальный эксперимент или исследование (коим он и является, в общем то), то экспериментальным выводом я бы мог назвать такой: даже в среде достаточно подготовленной эволюционно существует минимальный уровень возможности искусственным образом стимулировать интерес к эзотеризму. Под «эзотеризмом» я не имею в виду суеверную неорелигиозную попкультуру современных мистиков, но это и не важно, поскольку вывод на мой взгляд можно и нужно расширить, примерно так: уровень возможности искусственным образом стимулировать интерес индивида к чему-либо всегда минимален, если индивид находится в естественном и равновесном состоянии, когда потенциал его собственного интереса (магнетического притяжения к линии судьбы) принципиально больше потенциала внешних сил.

Мне кажется это верное наблюдение, хотя оно и распространяется только на людей вполне определённого уровня индивидуализации. Отсюда прогнозируемы и два естественных исключения: либо индивид по тем или иным причинам выпадает из внутреннего равновесия, что называется оказывается «на распутье», либо возникает настолько радикальная внешняя сила, что её магнетизм способен преодолеть потенциал индивидуальной ямы.

Отсюда же понятен хронический интерес любого рода идеалистов и пропагандистов к детям и молодёжи, то есть к такому состоянию индивида, при котором его индивидуальная намагниченность чисто технически ещё не проявлена в достаточной мере, чтобы сопротивляться внешним воздействиям.

Глазай

Говорит и показывает

Аналогия биологически-лингвистическая. Эволюцию «форм жизни» можно представить на примере эволюции форм речи индивида по мере его взросления («форм жизни» в кавычках, потому что эзотерически никаких других форм быть и не может в принципе, но для науки «жизнь» это феномен локальный со своими локальными формами).

Аналогия правомочна тем, что «речь» это материализация субъекта, потому рассматривая развитие речи «с нуля» мы, по идее, должны увидеть метафору развития жизни «с нуля» и далее по древу иерархии наблюдая рост функции и усложнение форм появления.

У новорожденного в арсенале способностей имеются только примитивные звуки, без каких-то подробностей отражающие состояние субъекта. В основном это звук «А» в разных вариациях. «А» это единственный полностью открытый звук, ни чем не модулированный, другие гласные звуки тоже открыты, но требуют усилий и навыков для модуляции. Метафорически можно назвать эту форму речь вирусной — доклеточной. Предвидя биологические возражения всё-таки предложу гипотезу: вирусы это первичная объективная форма жизни, и в каком-то смысле основа биологической эволюции вообще.

  1. Дальше мини-человек постепенно начинает контактировать с окружением + овладевать материей тела, что позволяет немного модулировать звук, осваивать звонкие согласные звуки («М», «Г», «Н», «Б»), а значит и первые слоги (МА, БА, ГЫ и пр). Данный этап можно назвать прокариотной речью, бактериально-архейной — слоговой речью с глухими и звонкими согласными. Текстом это, конечно, не назовёшь, но какие-то эмоции и нужды такая речь всё же выражает, как умеет.
  2. Дальше, как можно догадаться, возникают целые слова, то есть комбинации слогов и букв, объединённые центральным смыслом — ядром, что даёт нам метафору эукариотической клетки, включающей корни, суффиксы, приставки — части слова. У нас тут уже целый эволюционный конструктор, обеспечивающий в перспективе «взрыв» жизненности.
  3. На четвёртой стадии раскрывается ещё более высокий уровень эмерджентности, появляются сложные многоклеточные организмы — предложения, а вместе с тем речь овладевает пространственно-временными способностями и не только.
  4. Текст. На пятой ступени эволюции метафора ещё сложнее. По идее «текст» нужно назвать аналогией растения. Всякий текст произрастает из материи речи в направлении солнца смысла. Но тут придётся рассматривать различие растений и животных, а формализм науки (по понятным причинам) это различие сводит к второстепенным и формализуемым критериям, более актуальные различия трудно формализовать, они для науки условны, даже эфемерны. Разговор о разнице животных и растений интересный, но отдельный. Текст — это смысловое целое, интегрирующее предложения, которые на своём уровне интегрируют слова и т.п. вплоть до буквы «А» — открытой вибрации жизни.
  5. На шестой ступени животные. Метафорой тут будет не просто текст, а программа — текст языков программирования. Интересная аналогия, оставлю без пояснений.
  6. На седьмой и последней — человек. Метафора речи — мантра, или текст магический. Эта последняя аналогия скорее всего будет понята литературно-превратно, в идеале она так же требует отдельного описания.